Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover

Скелеты в шкафу выборов в Грузии

Блог | Полина Букина
Наблюдательница за выборами из Башкортостана

В аэропорт Тбилиси я прилетела ночью 27 октября наблюдать за выборами. Следующие два дня мы проходили усиленное обучение. Это всего вторые мои выборы, первые были за месяц до этого, в Государственную думу России, и кажется, я неплохо поработала там.

30 октября в Грузии прошел второй этап муниципальных выборов. Практически во всех округах в бюллетенях значились цифры 5 и 41 — партии «Единое национальное движение» и правящей «Грузинской мечты» соответственно.

В этом аспекте грузинская политика напоминает США — есть две конкурирующие партии, явно доминирующие над остальными, с огромной поддержкой населения. И партия власти, и оппозиция проводили митинги перед выборами. 

Мне удалось побывать на митинге «Грузинской мечты». Поначалу количество участников удивило — акция растянулась, кажется, на весь проспект Шота Руставели — центральную улицу Тбилиси. Объяснение популярности митинга было найдено довольно быстро — прилегающие улицы были плотно забиты припаркованными автобусами, на которых приехали участники.


Большинство избирательных участков, как и в России, находятся в школах (иногда в состоянии ремонта). Избирательные комиссии состоят из 17 человек.

Хочу отметить некоторые плюсы организации выборов:

  • Регистраторы избирателей выбираются с помощью жеребьевки перед открытием участка;
  • Все происходящие на участке записывается в специальный журнал;
  • Перед получением бюллетеня регистратор наносит на руку избирателя специальный УФ-спрей, наличие которого проверяется при входе на избирательный участок — каруселить гораздо сложнее;
  • Бюллетени скреплены в пачки с помощью клея. При выдаче избирателям каждый бюллетень подписывает регистратор, он же ставит индивидуальную печать;
  • Бюллетени прямо перед погружением в ящик для голосования упаковываются в конверты. Бюллетень без конверта — недействителен. Таким образом вбросить пачку становится невозможным;
  • Процесс регулируется в первую очередь здравым смыслом. При спорных ситуациях происходит равное обсуждение проблемы;
  • Наблюдатели носят разноцветные бейджи — понятен их статус, посторонних людей сразу заметно.

И, если судить по опросу местного населения, имеющего отношение к наблюдению за выборами, это действительно работает. Обычно на мой вопрос «А как у вас фальсифицируют выборы?» в ответ я получала удивленный взгляд и утверждение, что это невозможно, а недемократичность выборов здесь проявляется в необычной для россиян скупке голосов и в, к сожалению, привычном запугивании избирателей. 

В целом день выборов для меня, моего напарника Александра и переводчицы Аны прошел спокойно. Мы объехали десять участков, везде нас встречали без негатива, международные наблюдатели не вызывали волнения у членов комиссии. Нарушения процедур были на всех участках одинаковыми: в основном они заключались в том, что при проверке документов избирателей не просили снять маску. По моей личной оценке, это могло происходить иногда из-за того, что, например, в селе, в котором находился участок, все друг друга знали. На одном участке не проверяли наличие УФ-спрея на руках избирателей. 

Отдельно хочется отметить агитацию — её очень, очень много! С одной площади может быть видно сразу три билборда одной партии. Плакаты могут быть расклеены прямо напротив избирательного участка, а по грузинским правилам агитация запрещена в радиусе 100 метров. 

На подсчет мы приехали на городской участок в Тбилиси, из интересного — к нему относился приют для беженцев из Абхазии. Выглядел он неожиданно: не было света, на стенах граффити, разбитые стекла по пути на участок. Как нам объяснили, в этой школе проводится ремонт.

Здесь же были найдены скелеты в шкафу. Буквально.

На деле все оказалось хорошо, внешний вид обманчив. Процедура подсчета проводилась строго в соответствии с регламентом, была гласной и прозрачной. Помимо нас на этом участке также наблюдала миссия ОБСЕ.

На нашем участке посчитали всё за полтора часа. Разрыв между партиями составил один голос. Председательница предложила наблюдателям пересчитать, чтобы удостовериться в результате.