Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover
Коллаж: Ксения Тельманова

Кем принято решение, что надо иметь возможность снять любого кандидата?

Блог | Аркадий Любарев
Член Совета движения «Голос»

Посмотрел жалобу в Конституционный суд гражданина Михаила Серяпова. Меня попросили написать по ней инициативное заключение для КС. Но мне пока писать заключение не хочется — по двум причинам. 

Во-первых, мне не нравится, на что делается акцент в жалобе, в том числе и какие положения закона оспариваются. 

Во-вторых, опыт показывает, что КС, если даже признает какое-то положение избирательного законодательства неконституционным, дает такие формулировки, что законодатель потом делает еще хуже.

В жалобе речь о том, что кандидата (насколько мне известно, и не только его), выдвинутого КПРФ, сняли с выборов депутатов Совета депутатов Ленинского городского округа Московской области (это, как известно, сфера интересов Грудинина) за якобы нарушения при выдвижении областной конференцией партии списка одномандатников. Нарушения смехотворные: список был подан отдельным документом, а не в качестве приложения к решению конференции; тайное голосование проводилось по каждой кандидатуре, но не за список в целом.

Я не веду статистики, не составляю базы судебных дел по отказам и отменам регистрации (такая база очень нужна, но это крайне трудоемкое дело, на которое нужны большие ресурсы). Но у меня ощущение, что количество снятий кандидатов и списков по таким вот надуманным основаниям уже зашкаливает. Вот еще не прошло и месяца, как с выборов в Костромскую областную Думу сняли список партии Социальной защиты по аналогичным по уровню серьезности основаниям.

И что? Мы должны оспаривать конституционность норм закона о том, что список надо подавать в виде приложения и тайно голосовать за весь список, а не за каждого кандидата?

Очевидно, что главная проблема — в основаниях отказа в регистрации и отмены регистрации и в их истолковании избиркомами и судами.

Год назад я написал на эту тему научную статью под заголовком «Регистрация кандидатов и партийных списков: необходима смена парадигмы». Статья опубликована в журнале «Конституционное и муниципальное право». Однако для суда научная статья не имеет никакого значения.

Но ведь Конституционный суд еще в далеком 2002 году сказал: 

«Отмена регистрации кандидата, выступающая в качестве санкции за совершенное правонарушение, как связанная с ограничением избирательных прав, должна осуществляться на основе вытекающего из статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации принципа соразмерности. Поэтому суд, принимая соответствующее решение, не вправе исходить из одних лишь формальных оснований отмены регистрации». 

Но об этой позиции КС все либо прочно забыли, либо делают вид, что забыли. Даже бывший судья КС, ставший впоследствии членом ЦИК.

На самом деле мы все прекрасно знаем, что кандидатов сняли, потому что было указание снять. Но вот чего я не знаю: с какого уровня пришло это указание?

У меня из головы не выходит фраза, сказанная во время одного ток-шоу одним кремлевским политтехнологом. Буквально он сказал не так, но я это перевел «с русского на русский» следующим образом: мы должны иметь возможность снять любого неугодного кандидата.

Легче всего это сделать, если кандидат собирает подписи, особенно когда ему нужно собрать их в количестве нескольких сотен или тысяч. 

Но, пожалуй, вторая по «популярности» тема — нарушения в ходе партийного выдвижения. Поскольку здесь можно придраться практически к чему угодно, то есть найти либо нарушение избирательного закона, либо нарушение закона о партиях, либо нарушение партийного устава. 

Качество законов — это отдельная песня, но о качестве уставов и говорить не приходится. Ведь их чаще всего пишут не для того, чтобы исполнять, а для того, чтобы Минюст не придрался и зарегистрировал.

Но я опять-таки не знаю: на каком уровне дана установка, что надо иметь возможность снять любого неугодного кандидата? Ибо, пока эта установка не будет отменена, все жалобы в КС и все попытки исправить закон никакого эффекта не дадут.

Вот об этом и надо, я полагаю, говорить на всех уровнях.

Если, как нам обещают, вернется Научно-экспертный совет при ЦИК, то это должно стать одним из его главных приоритетов (или это будет совет не научный и не экспертный).

А что скажут электоральные юристы? Я понимаю, что для них снятие конкурента клиента — если не хлеб, то кусок масла на хлеб. Но снятие за дело, когда при этом проявляется юридическая квалификация, — это одно. А снятие по произволу, когда важно лишь найти, к чему прицепиться — другое. 

В конце концов, правильно написал один политтехнолог: если не будет реальной конкуренции, то и консультанты не будут нужны. И они останутся не только без масла, но и без хлеба.

А понимают ли там, где принята такая установка, насколько она разрушительна — и для права в целом, и для легитимности выборов?