Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover
Коллаж: Ксения Тельманова

Стратегия наблюдателя: нет жалобам, только фиксация происходящего на участке

Блог | Иван Дернов
Участник движения «Голос» из Калужской области

Из семи дней голосования я наблюдал три последних. В этот раз я решил избрать следующую стратегию: «не замечать» никаких нарушений, не препятствовать фальсификациям, не писать жалобы, не вызывать полицию, а просто фиксировать себе в блокнотик все, чему я становлюсь очевидцем. И вот, что удалось выяснить.

За семь дней голосования на УИК № 1135 в Калуге проголосовали 78 человек, что составляет 13% от всех включенных в список. Всего к участку приписаны 572 человека, учитывая 20 открепившихся, восемь прикрепившихся и 104 проголосовавших по месту нахождения в больнице.

В день голосования, 1 июля, на территории УИКа проголосовали 33 человека (+2 надомника), что составляет 6% от списочного состава избирателей. Вне УИКа, на придомовом голосовании с 25 по 29 июня проголосовали 196 избирателей, что составляет 34%. Если туда ещё прибавить 104 голоса из больницы, то получится 300 (52%). Кстати, я не уверен, что они правильно посчитали списочный состав и не учли 50 пациентов, которые отказались голосовать.

Явка составила 379 избирателей — 66%. Это выше, чем в среднем по области, второй результат по ТИКу после дома престарелых. Из 379 проголосовавших 300 или 79% от всех участников голосования, вне помещения УИКа. Такой электоральной активности жителей Калуги не наблюдалось уже очень давно.

Голосование на придомовой территории стало довольно успешным решением для пассивных избирателей. Многие поэтому и соглашались проголосовать во дворе, а на участок они может быть и не пошли. Этим же объясняется и показатель надомного голосования — комиссии обошли все квартиры до 1 июля и «проголосовали» всех немощных и ленивых. 

Голосование на придомовой территории не предусматривало создания специальных условий для сохранения тайны голосования, люди ставили галочки в бюллетене на столе комиссии. Кроме этого, члены УИКа использовали не выписки, а настоящие книги избирателей. 

Члены комиссии не агитировали голосовать «За поправки», они просто призывали проголосовать. Участники голосования, особенно пожилого возраста, не вдавались в суть содержания поправок, а воспринимали вопрос в бюллетене как: «Доверяете ли вы верховной власти или нет?» и голосовали: «Да».

На членов комиссии и председателя УИКа оказывали административное давление ФСБ, полиция и вышестоящих комиссий с требованием обеспечить явку выше 60%, при гарантиях отсутствия ответственности за нарушения законодательства.  Но комиссия не вняла этим просьбам и не пошла с переносной урной к «Магниту», не стала вбрасывать бюллетени за не пришедших избирателей  и даже не стала их обзванивать по телефону. 

На УИКе присутствовали два наблюдателя от Общественной палаты, включая меня. Я получил свое направление от партии ЛДПР, с которой ОП заключила договор о сотрудничестве. Второй наблюдатель — это сотрудник администрации. Разумеется, никакой активности он не проявлял, да и ФЗ №67 не знал совершенно.

А еще на каждом УИКе в Калуге присутствовали «волонтеры» от территориального общественного самоуправления, которые проводили лотерею среди избирателей. Это в основном студенты, работали они по двое: один в первой половине дня, другой во второй. Все они получали зарплату. Их «создали» еще к 22 апреля для информирования о предстоящем голосовании, потом использовали как волонтеров, развозивших продукты пенсионерам, а сейчас опять как волонтеров ОГ. Их контролировал помощник депутата — молодой парень, которому помогали еще несколько человек. Он же еще проверял деятельность наблюдателей от ОП. 

Порядок и процедуры при подведении итогов голосования комиссия не соблюдала: оставшиеся бюллетени погасили после подсчета выданных. Бюллетени считали одновременно, за уголки, без демонстрации отметок. Впрочем я  все видел хорошо, и с высокой долей уверенности могу утверждать, что в процессе подсчета фальсификаций не было. 

«Да» проголосовали 260 избирателей (68%), «Нет» — 117 (31%), в целом, процент одобрения ниже чем по области. 

Копию протокола мне выдали, но заверили с ошибками. Председатель не препятствовала моему желанию присутствовать в ТИКе при сдаче протокола, поэтому я понаблюдал и этот процесс. Могу сказать, что ТИК не очень удобное место для совершения фальсификаций. 

Также у меня есть данные о том, как проголосовали пациенты инфекционной больницы, относящейся к этому же УИКу. Члены комиссии очень боялись заразиться от этих бюллетеней, мне известно, что там их даже прокварцевали. Из 104 голосов «Да» — 80 (77%), «Нет» — 24 (23%). Поддержку изменений больше, чем по УИКу можно объяснить возрастной группой пациентов больницы. 

Санитарные нормы на УИКе соблюдались: был и электронный санитайзер, и бесконтактный градусник. Такому оборудованию может позавидовать инфекционная больница. Участникам голосования измеряли температуру, выдавали пакет с маской и ручкой. Техничка обрабатывала горизонтальные поверхности каждые 20 минут. 

В четверг, 2 июля, я передал копию своего протокола в отделение партии ЛДПР, чем там никого не заинтересовал. Копии других наблюдателей мне там отказались показывать. В составе окружного избиркома есть член ЛДПР, я созванивался с ним предварительно, и он сказал, что кроме меня ему никто не звонил.