Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover
Избирательный участок в Великобритании до начала голосования. Фото автора (через окно)

Парламентские выборы в Великобритании: основные правила и особенности

Блог | Аркадий Любарев
Член Совета движения в защиту прав избирателей «Голос», член экспертно-консультационной группы при председателе ЦИК России

В декабре 2019 года я участвовал в наблюдении за досрочными парламентскими выборами в Великобритании. В этой статье я попытаюсь сделать обзор их основных правил и особенностей.

Британские выборы интересны прежде всего тем, что Великобритания – единственная западноевропейская страна, где на выборах национального парламента сохранилась мажоритарная система относительного большинства. Но особенностям британской избирательной системы я намерен посвятить отдельную статью. А пока – обо всем остальном.

Избирательная администрация

В Британии избирательная администрация децентрализована. На национальном уровне за выборы отвечает Избирательная комиссия, которая занимается в основном методическим обеспечением, она также регистрирует политические партии и контролирует их финансирование. В каждом избирательном округе действуют уполномоченные по выборам, в основном муниципальные чиновники. Многие решения они принимают самостоятельно, в том числе и касающиеся процедур подсчета голосов. Урны для голосования также заказываются этими уполномоченными, поэтому в разных округах урны могут различаться.

Избирательный корпус

В Британии обязательная регистрация избирателей. Но не принудительная. Избиратель должен самостоятельно подать заявление по месту жительства. Центрального реестра избирателей не существует, а списки избирателей ведутся сотрудниками местных органов власти. В результате далеко не все граждане, обладающие активным избирательным правом, включаются в списки избирателей. И это представляет определенную проблему. Уполномоченные по выборам регулярно занимаются тем, что выявляют незарегистрированных избирателей и стараются побудить их встать на учет.

Избирательные округа

Выборы Палаты общин проводятся по 650 одномандатным округам. Из них 533 в Англии, 59 в Шотландии, 40 в Уэльсе и 18 в Северной Ирландии.

Установлением границ округов ведает специальная независимая комиссия. Каких-либо жалоб на джерримедеринг мы не слышали, хотя были разговоры о том, что не всегда при нарезке округов в достаточной степени учитывается культурная общность избирателей.

Еще в 2011 году был принят закон, по которому количество округов должно быть сокращено до 600, установлены приоритетность равенства численности с максимальным отклонением в 5% от избирательной квоты и необходимость пересмотра границ избирательных округов каждые пять лет. Однако эта реформа затянулась из-за судебного оспаривания новой нарезки. В результате выборы в 2019 году прошли по тем же округам, которые действовали в 2010, 2015 и 2017 годах.

Средний размер избирательного округа – 73 тыс. избирателей (в Англии 75 тыс., в Уэльсе 58 тыс., в Шотландии 69 тыс., в Северной Ирландии 72 тыс.). Иными словами, округа значительно меньше по сравнению не только с выборами в Государственную Думу, но и в Московскую городскую Думу.

Выдвижение и регистрация кандидатов

Правила регистрации кандидатов довольно просты. Кандидат должен представить окружному уполномоченному по выборам подписи в свою поддержку не менее 10 избирателей округа и внести залог в 500 фунтов стерлингов, который возвращается тем, кто получил не менее 5% голосов.

500 фунтов – это примерно 40 тыс. руб. по официальному курсу. Если сохранять пропорцию по числу избирателей, то на одномандатный округ по выборам в Госдуму получится залог примерно 150 тыс. руб. Напомню, что в 2003 году залог для одномандатников на выборах в Госдуму составлял 900 тыс. руб.

Кандидат может быть независимым или заявить о своей принадлежности к какой-либо партии. Если от одной партии в каком-либо округе выдвинулось больше одного кандидата, партия должна выбрать из них одного.

Несмотря на такие либеральные правила, количество кандидатов на выборах не чрезмерно. Среднее число кандидатов на округ – 5,1. Во всех округах было не менее трех кандидатов, а максимум – в Англии 12, в Уэльсе, Шотландии и Северной Ирландии по 8.

Количество участвовавших в выборах партий впечатляет – 69. Хотя, конечно, большинство партий у нас назвали бы фейковыми. 25 партий выдвинули всего одного кандидата, 11 партий – всего двух. Результаты кандидатов от большинства партий весьма низкие. Более подробно о британских партиях я напишу в статье об избирательной системе.

Независимых кандидатов немного, но и не очень мало – на этих выборах их было 224, то есть меньше, чем половина округов. В большинстве округов таких кандидатов не было, но были и округа, где баллотировались сразу три независимых кандидата. Их результаты в основном весьма низкие. Однако в четырех округах независимые кандидаты заняли второе место (на выборах 2015 и 2017 годов в одном округе Северной Ирландии независимый кандидат побеждал).

Агитационная кампания

На британских выборах избирательная кампания обычно скоротечна. Особенно это касается досрочных выборов. Нынешние выборы были назначены 29 октября на 12 декабря, то есть вся кампания длилась 44 дня. Официально агитационный период начинается за 25 рабочих дней до выборов.

На лондонских улицах мы в последние дни перед днем голосования не увидели вообще никаких листовок, никакой агитации. Велась ли агитация «от двери к двери», мы не знаем, но думаем, что небольшие размеры округов это позволяют.

Агитация в газетах законодательно не регулируется: считается, что разнообразные газеты в достаточной мере обеспечивают плюрализм. Тем не менее, как нам сказали, большинство крупных газет традиционно выступают на стороне консерваторов. Не регулируется агитация и в Интернете, и некоторые эксперты этим озабочены.

Агитация на телевидении регулируется достаточно жестко. Платное эфирное время никому не предоставляется. Бесплатно основные партии размещают свои ролики, а также участвуют в дебатах.

Главной темой этих выборов был вопрос о брекзите. Однако Лейбористская партия в своих роликах этот вопрос обходила стороной, предпочитая педалировать социальные проблемы. Такая тактика объяснялась тем, что среди традиционных избирателей лейбористов много как сторонников, так и противников брекзита. Но успеха лейбористам их тактика не принесла, они потеряли довольно много голосов и мандатов.

Финансирование

Расходы кандидата ограничены 8 700 фунтов стерлингов плюс 6–9 пенсов на каждого избирателя в округе. Партия может потратить 30 000 фунтов стерлингов, умноженные на количество оспариваемых избирательных округов, или фиксированные суммы до 810 000 фунтов стерлингов в Англии, 120 000 в Шотландии, 60 000 в Уэльсе.  

Мы слышали мнение экспертов, озабоченных тем, что партия может потратить значительную часть своих средств на отдельные округа, где конкуренция наиболее острая, и тем самым в этих округах будет переизбыток финансов. Особенно это касается агитации через социальные сети, которую трудно контролировать.

Избирательный бюллетень

В отношении избирательного бюллетеня мы увидели две проблемы. Первая заключается в том, что избирательные бюллетени нумеруются (на обратной стороне). И номер бюллетеня записывается в списке избирателей рядом с номером избирателя. По сути это означает возможность нарушения тайны голосования.

Но на практике такого не происходит, и никаких жалоб на нарушение тайны голосования мы не слышали. Этому способствует и то, что голоса считают другие люди в другом месте, и у них нет доступа к спискам избирателей с зафиксированными номерами бюллетеней. Но потенциально все же такая возможность есть.

Увеличенная форма избирательного бюллетеня
Фото автора

Вторая проблема – малая информативность бюллетеня. О кандидате сообщаются следующие сведения: фамилия, имя, партийная принадлежность и место жительства (либо точный адрес, либо название избирательного округа, где он живет). Место жительства – это замечательно, это лучше, чем когда у нас указывают в качестве места жительства «г. Москва», и избиратели не знают, живет ли кандидат в их спальном районе, или в каком-то из элитных центральных районов. Но в целом информации явно недостаточно. Не указан даже пол, а его из фамилии и имени не всегда можно вычислить. Нет информации также о возрасте, профессии или месте работы кандидата. И это дополнительно наводит на мысль, что в выборе избирателя главную роль играет не личность кандидата, а его партийная принадлежность.

Голосование

Главная особенность голосования в Великобритании – то, что от избирателя не требуется предъявить какой-либо документ. Все на полном доверии. Большинство избирателей предъявляет присланное по почте приглашение, где указан в том числе и регистрационный номер избирателя. Но если у избирателя такого приглашения нет, он может просто назвать свои фамилию, имя и адрес, и если его найдут в списке избирателей, то ему выдадут бюллетень.

Насколько я понял из статьи Татьяны Юрасовой, на муниципальных выборах из-за этого уже обнаружились проблемы: в одном из муниципалитетов Лондона, где большая доля выходцев из Бангладеш, были выявлены десятки случаев голосования за других лиц. Но пока правила не меняются.

Впрочем, Северная Ирландия в этом отношении является исключением: здесь для получения бюллетеня требуется предъявить удостоверение личности с фотографией (паспорт или водительское удостоверение).

Любопытно, что на избирательном участке не разрешается фотографировать. Мобильными телефонами по этой причине тоже нельзя пользоваться.

Голосование проводит комиссия в основном из трех человек: один руководитель и двое заняты выдачей бюллетеней. Мы задавали вопрос: а больше трех можно? Нам ответили: дорого.

Урна (одна на участок, непрозрачная) чаще всего стояла на столе, за которым сидели члены комиссии (так в большинстве стран, где я наблюдал выборы). Но были участки, где урна стояла в отдалении, и членам комиссии было сложнее контролировать, сколько бюллетеней в нее опускается. Мы, кстати, видели пару раз, как избиратель опускал больше одного бюллетеня; нам объяснили, что он голосует по доверенности.

В Британии нет ни досрочного голосования, ни открепительных удостоверений, ни голосования на дому. Вход на участок обычно позволяет въехать на инвалидной коляске. Мы также видели, как инвалида привезли на специальном автомобиле. Есть также голосование по доверенности и по почте. По выборам 2019 года я еще не видел полного отчета, а в 2017 году по почте голосовало около 7 млн избирателей, что составляет примерно 22% от числа действительных голосов.

Интересная особенность не столько процесса голосования, сколько поведения в этот день участников выборов – так называемые теллеры. Это представители партий, которые дежурят около входа на избирательный участок (на сам участок им входить не разрешается). Они пытаются вести учет голосующих избирателей. Разумеется, избиратели дают им информацию добровольно, но, видимо, им удается собрать достаточно информации.

В том округе, где мы наблюдали голосование (север Лондона), почти везде мы видели только теллеров от Консервативной партии. Но около одного участка мирно беседовали представители консерваторов и лейбористов. При этом консерватор пытался опрашивать избирателей, выходивших с участка, и записывал их информацию, а лейборист явно занимался агитацией, показывая идущим голосовать избирателям карточку с именем кандидата.

Подсчет голосов

Подсчет голосов осуществляется не на избирательном участке, а централизовано в пределах избирательного округа. При этом процедуры в округах могут различаться. В том округе, где мы наблюдали подсчет (Кенсингтон, почти центр Лондона), голоса по избирательным участкам не считали. Нам говорили, что в других округах могли считать и по участкам. Но это не обязательно, и никакая информация по участкам не публикуется.

Подсчет происходил в огромном зале в присутствии прессы и представителей партий (это, по-видимому, типично). Все счетчики объединялись в несколько бригад (их было, кажется, 15, или около того). Бригада складывала и подсчитывала бюллетени, извлеченные из урны, и сверяла число извлеченных бюллетеней с числом выданных. Дальше эти бюллетени складывались все вместе. Подсчета голосов мы не дождались.

Рядом со столами счетчиков стояли представители партий, которые старались увидеть отметки в бюллетенях и зафиксировать их. Тем самым они пытались выполнить ту работу, которую не делали счетчики, то есть получить результаты голосования по отдельным участкам. Трудно сказать, насколько им это удается.

Заключение

После наблюдения за выборами в другой стране традиционно возникает вопрос: что можно у них позаимствовать? Но я уже давно понял, что заимствовать чужой опыт нужно с огромной осторожностью. Действие любых правил сильно зависит от местных условий, и в иной среде они могут дать другой, часто противоположный эффект.

Но изучение выборов в других странах все равно полезно. Оно показывает, как много разных решений возможно для тех или иных ситуаций и проблем. И нужно искать решение, оптимальное для соответствующих условий.