Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover

Наблюдение за ТИК: бездельники и вредители

Блог | Иван Шукшин
Программист, исследователь выборов

Первый раз всегда запоминается: множество уникальных эмоций, новые знания, необычная новая деятельность. Мой первый опыт наблюдения в ТИКе был именно таким, запоминающимся и даже шокирующим.

Вначале я расскажу, как вообще я туда попал, потом — куда я попал, ну и самое интересное — а чем вообще в ТИКе занимаются в день выборов. Из названия понятно, что бездельничают и вредят, но важны ведь и детали.

Как наблюдатель попадает в ТИК

Организатор наблюдения договаривается с кандидатами, кандидаты, заинтересованные в независимом наблюдении, выписывают направления для наблюдателей в члены комиссии с правом совещательного голоса (ПСГ). Я попросился не в участковую, а в территориальную комиссию, так что кандидат выдал мне направление в ТИК. Сама эта бумага озаглавлена не как направление, а как Уведомление: кандидат уведомляет комиссию, что он направляет этого человека в её состав.

Уведомление от кандидата, направляющего меня в ТИК

Наблюдатель с направлением, паспортом и ещё одним заполненным бланком (заявлением с согласием стать членом комиссии) приходит в ТИК желательно не позже 07:30. Комиссия должна просто выдать удостоверение члена комиссии. Первым пришедшим и выдала, затем что-то пошло не так — и Ирине Мальцевой отказали.

Шлиссельбург и Кировск

15 декабря 2019 года были выборы в совет депутатов Шлиссельбурга по четырем округам, но полномочия окружных комиссий когда-то давно были переданы в ТИК, так что ТИК Кировска и организовывал все эти выборы.

ТИК занимал три кабинета в здании администрации. Тесный кабинет 103а на первом этаже, приёмная 230 (видимо, рабочее место председателя в администрации) и кабинет 242 с табличкой ТИК. 

Ну и ГАС «Выборы» тоже на втором этаже, в коридоре за электронным замком. То есть ТИК раскидало по зданию так, что между кабинетами метров 300. И повсюду ходят посторонние, работники администрации.

Здание администрации Кировска, вид на внутренний двор


Админресурс

Почти все члены комиссий работают в администрации. Например, председатель Кротова — и. о главы администрации, но накануне выборов на сайте ТИК написали «председатель ТИК Кировского района О. Н. Кротова в настоящее время не является и. о. главы администрации города Кировска, обязанности которого возложены на иное лицо», заседания комиссии были в приёмной главы.

Зампредседателя Астудинова работала в аппарате Леноблизбиркома, предложена в состав ТИК партией «Единая Россия».

Багаев — начальник отдела в МКУ «Управление ЖКХ и обеспечения». Его рабочий кабинет тоже в здании администрации, дверь с логотипом газеты «Неделя нашего города» и зачем-то стоящей у двери переносной урной.

Кабинет 232, редакция издания «Неделя нашего города»


Были три члена комиссии с правом решающего голоса не из администрации: главред местной газеты Павленкова, доброжелательная к нам; коммунист Резник, возмущавшийся результатами выборов: «Продались с потрохами!» и Стельченко, помогающей оператору ГАС «Выборы». При этом первые были «сосланы» в кабинет на первом этаже. Независимые практически не работали в кабинете с табличкой ТИК.

Чем занимается ТИК в течение дня выборов

Самое основное занятие — это отпинывание наблюдателей. «Вы не видите, я занята!?» В кабинете ТИК находится секретарь или секретарь с заместителем, в далёком 103-м — независимые и мы, члены комиссии с правом совещательного голоса; председатель в своём кабинете; где пропадают остальные и чем заняты — неизвестно. Видимо, по своим рабочим кабинетам в администрации.

Ссылка на другой этаж

Чтобы от нас сразу избавиться, нам вручили жалобу кандидата на агитацию в закрытой группе «ВКонтакте», мол, разбирайтесь. Что ж, в 103-м есть компьютер с целым гигабайтом оперативной памяти, который особо не хотел работать, так что мы потратили ценные 36 минут жизни и посмотрели на смартфоне члена комиссии (она была в этой закрытой группе), как деятельная женщина ходит по городу и спрашивает у горожан, что они думают о предстоящих выборах. Ничего себе, у видео 2 тысячи просмотров за полдня!


Обеды

Второе по важности дело — это обеды. Наблюдатели приходят и хотят знакомиться с документами, а секретарь или заместитель председателя очень заняты. То чай, то завтрак, то обед, ближе к концу дня даже водку увидели. Не видно абсолютно никакого понимания важности гласности.

Работу не организовывают так, чтобы помогать наблюдающим членам комиссии знакомиться с документами. Наблюдатели и их желание гласности воспринимаются как нападение, а от нападения надо защищаться, а не помогать им.


Ты просишь, но просишь без уважения

Но вот наблюдатель дожидается свободной минутки, просит ознакомиться с документами. Нас, сосланных ПСГ, было двое, и мы просили документы по-разному. Илья Пигалкин просил папку входящих и исходящих писем письменно. Папки лежали на тумбочке, я позже видел, как ПРГ с ними работали, но председатель заявила, что до конца дня выборов Илья ничего не получит.

Выборы проводит исполнительная власть, даже не меняя рабочего кабинета и тактики. Итак, Илья поехал в прокуратуру жаловаться на нарушение прав члена комиссии, но вопреки п. 11 ст. 75 ФЗ-67 в прокуратуре не организовали работу в выходные, поэтому пришлось искать их по телефону. В итоге Илья так и не увидел папку с документами даже вечером, после вмешательства главы Леноблизбиркома. А прокурора потом видели в здании администрации возле отмечающих победу единороссов.

Я просил документы иначе — устно, меня интересовали документы на председателя одного из УИК, № 574. Я заметил, что её назначили за две недели до выборов, и было интересно понять, как можно стать председателем комиссии за это время. После долгих уговоров, после объяснений, что я интересуюсь устройством выборов, мне удалось взглянуть на документы. Было 13:57.

Что ж, 6 часов на доступ к документу — это многое говорит об организации работы и отношении к гласности. Но тут я делаю ошибку, я прошу копию протокола о выдвижении кандидата в члены УИК. Мне стало интересно, что и новоназначенный председатель тоже был выбран в этом же здании, возможно, в соседнем кабинете.

Шестеро её коллег 20 ноября 2019 года, за три недели до выборов, собрались в здании администрации (место работы называется МКУ «Управление жилищно-коммунального хозяйства и обеспечения» г. Кировска, это название было написано и на кабинете с переносной урной) и выдвинули её в резерв УИКа.

А Вам зачем?

Закон предусматривает возможность члену ПСГ знакомиться с любыми документами комиссии и получать их копии. Знаете, что встаёт на пути у ПСГ, если ответ «я занята» уже не убеждает? Вопрос «а Вам зачем?»

Тут же был позван председатель, и она на меня стала... орать! Мол, ходим тут, отвлекаем от важных дел, пришли не помогать, а контролировать, мы что, прокуратура что ли, и вообще, помните о субординации, вы — ПСГ, а я — председатель? Что? Субординация!

Я к крику терпим, я понимаю, что административные люди очень не любят гражданский контроль и забывают, что у людей есть права. Так что успокаивающие жесты руками, просьба не кричать — и председатель постепенно успокаивается. Но к вопросу прав они подготовились очень интересно. Оказывается, у меня нет прав, прописанных в законе.


Член ТИК без прав члена ТИК. Два мира.

Причина поражения в правах следующая. Выборы проходят по округам, и мы — члены ТИК с полномочиями окружной. Членов УИК назначают в ТИКе, а я, оказывается, не совсем в составе ТИК, я в составе ТИК с полномочиями окружной. Ну то есть они все — члены одной ТИК, а я при этом член другой, виртуальной ТИК, у которой добавили права окружной, но при этом отняли права территорриальной. Эти два мира совпадают во времени и пространстве, но не совпадают по правам.

Естественно, отсылают читать ФЗ-67. Но о том, что при передаче полномочий окружной комиссии в ТИК происходит не простое добавление полномочий к текущим полномочиям ТИК, а виртуальное раздвоение комиссии на две (реальная ТИК и виртуальная ТИК-квази-ОИК, куда нужно отнести всех ПСГ) в пространстве прав, закон не говорит.

Ладно, говорю, не хочется вам давать по председателю участка № 574, дайте протокол хоть по кому-нибудь. Ну хочется ведь выложить что-то в блоге и написать «ура, отвоевал», да и я по сути не подозреваю никого, а просто изучаю. После 40 минут увещеваний зампредседателя соглашается, ладно, что-нибудь дадим, раз уж интересно, как оно устроено, но лучше бы просто бланки на сайте поизучал. Назвала меня «самым добрым из них». Что ж, ну хотя бы не война, уже хорошо.

Заявление о выдаче копии протокола


В 19:10 я посмотрел на опыт Ильи, который так и не получил доступа к документам даже после обращения в прокуратуру, устал ждать доброй воли и отнёс бумажное заявление. Ну, думаю, наконец-то узнаю, что же такого они увидели в 67-м законе, почитаю и буду просвещённым. Зря надеялся, в 23:36 я получил письменный отказ, где причина, почему мне нельзя получить копию — закон о персональных данных. Эй, вы чего, а как же виртуальное пространство бесправия и параллельные миры виртуальных комиссий?

Отказ предоставить копию протокола


Паранойя. Повсюду враги

В процессе убеждения, почему я не могу получать копии, я узнал, что подписи — это тоже персональные данные (на самом деле нет), а подписывавшие не давали согласие, чтобы их подписи раздавали.

Также мне опасно давать документы, потому что есть программы, позволяющие использовать подпись, вставлять их куда-то (фотошоп?). В общем, мало ли что, мы тут все люди проверенные, а вы — гости залётные, мало ли что вы сделаете с персональными данными, и вообще, вы же наверное выполняете чей-то заказ. И это подозрение сквозило из всех ответов. По сути комиссия не хотела ничего давать из-за огромных подозрений. 

  • «Мало ли что?» 
  • «А вдруг?» 
  • «А Вам зачем?» 
  • «Нет, вы меня обманываете».

Комиссия, таким образом, взяла на себя функции государства. Она решила, что есть опасность у гласности, приняла для себя закон, что гласность нужно всячески ограничивать, через вопросы «а вам зачем?» взяла на себя роль по цензуре прав любого обращающегося — и вынесла судебный вердикт — запретить. Хорошо, что функцию ФСИН на себя не взяли.

Комиссии поручили провести выборы в соответствии с законом, а они решили поиграть в своё параноидальное государство с выдуманными правилами и параллельными бесправными комиссиями. Со стороны выглядит это прискорбно.

Взглянем с другой стороны. У них тоже есть мои персональные данные (в заявлении), подпись тоже есть, согласия на обработку персональных данных я, как и все, не давал. Вот и как они справляются с этим и не обвиняют сами себя в том, что они могут сделать нехорошего с моими данными? Все члены ТИК равны, но они равнее?

Это ТИК или отдел Росстата?

Но вернёмся к деятельности ТИК. В 10, 12, 15 и 18 часов члены ТИК обзванивают комиссии и задают им вопросы по текущей явке. На УИКах были КОИБы, поэтому достаточно было посмотреть на числа на табло — и сказать их по телефону. Это несколько секунд. Эти цифры вносятся в ГАС и публикуются на сайте izbirkom. ru. Цифры всегда собирались до назначенного времени, чтобы в 10 они уже давно были.

Явка на 10:00 собрана в 09:43


Однако ТИКу этого мало, организаторы выборов решили, что они должны не свободные и прозрачные выборы организовывать, не добиваться доверия общества через взаимодействие с наблюдателями, а статистику собирать!

Комиссия ушла считать число молодых избирателей, пауза

Члены комиссии звонят по УИКам и опрашивают, сколько у вас молодёжи голосовало, сколько голосовало впервые, сколько разных СМИ на участке, сколько одинаковых, сколько из них удалены. Комиссии не сразу готовы ответить, уходят считать по списку из почти 3000 избирателей. Да это же целое дело! Это на данных выборах было всего четыре УИКа, а на федеральных что, ТИК превращается в колл-центр статистического ведомства?

Комиссия ушла считать число молодых избирателей, пауза

Теперь мне понятно, почему на УИКах тоже так сложно добиться гласности, чтобы комиссия уделила время и выдала нужный документ. Потому что члены УИК не выборы организовывают, а занимаются сбором статистики для ТИК.

Им некогда позаботиться о том, чтобы дать копию независимому наблюдателю, у них дело государственной важности — подсчитать число проголосовавших до 35 лет!

Паранойя победила

Днём из нашего кабинета украли комп. Ну то есть вначале мы сидели и смотрели на нём законы, придумывали ответ на жалобу, но то ли кому-то не понравилось, что мы в истории браузера нашли бронирование отеля на Мальте, то ли через этот компьютер можно было ознакомиться с документами ТИК, вскоре прибежал мальчик и полез в комп. Мы спросили его статус, когда стало ясно, что он не член комиссии, тот смутился и ушёл.

Позже, пока мы все, сосланные, ушли и заперли дверь, кто-то утащил этот компьютер, лишь монитор остался и провода. Ближе к концу дня появилась достойная замена компьютеру — местный политолог. Он заявил, что на подкуп избирателей ушло примерно по миллиону на округ и предсказал тех двух не-единороссов, кто победит. Прогноз сбылся.

Приветливыми и отзывчивыми были лишь независимые члены комиссии, не работающие в администрации. Даже за вводом протоколов в ГАС «Выборы» удалось проследить, пока не прибежала заместитель председателя и не пресекла этот порыв гласности. Могу сказать, что одно из немногих, что прошло в ТИКе уважительно, прозрачно, честно, эффективно и под контролем гражданского общества, так это ввод первых двух протоколов в ГАС.

Итог моего первого наблюдения

Я увидел, как исполнительная власть, работники администрации, играющие роль членов ТИК, осуществляют потенциально опасное для свободных выборов действо. Они не только пассивно были против гласности, они были готовы 40 минут активно объяснять, почему не потратят 40 секунд, чтобы просто дать копию, положенную по закону.

Та часть выборов, которая проходит в ТИК, прошла практически без прозрачности, мне уделили 3 минуты гласности за 18 часов и часа полтора споров. Часть членов ПРГ в день выборов бездельничали, часть играли роль Росстата, верхушка же — лишь вредила легитимности и доверию к выборам.

В том же здании происходило и празднование победы

Когда я в тот день увидел в Сети фразу «бездельники и вредители», я понял, что она лучшим образом описывает работу ТИК.

Ужасно то, что препятствие гласности поддерживает и глава Леноблизбиркома Лебединский, но это уже другая история, о которой — в следующей публикации.